690091 г. Владивосток, ул. Фонтанная, 40
Тел: (423) 240-17-64

Язык сайта

СМИ об институте

ПРИМОРСКИЕ УГОЛЬНЫЕ МИФЫ

Интенсивный рост - до десятков миллионов тонн в год - объемов перевалки угля в портах Приморского края привел к неизбежному конфликту между индустрией и экологией. Возникшая в таких условиях угольная риторика вольно или невольно пропиталась недоговорками, ошибочными представлениями, заблуждениями и откровенными обманами, которые циркулируют в суждениях обывателей, пресс-релизах и официальных заявлениях. Эксперты по портово-угольной тематике АО «ДНИИМФ» помогают разоблачить наиболее токсичные из этих идей.

 

  1. Уголь в атмосфере портов полезен для здоровья.

Циничный и абсурдный тезис, который не стоило бы и вспоминать, если бы его не озвучила одна из местных стивидорных компаний. Люди ведь покупают уголь в аптеках… Возможность таких суждений обусловлена не столько кретинизмом или коварством предпринимателей, сколько здравоохранительным - законодательным вакуумом. О том, что угольная пыль вредна, и что она причина многих респираторных заболеваний, в том числе неизлечимых, - об этом мировой общественности известно давно, прежде всего на печальном опыте преждевременной смертности шахтеров. Однако серьезных исследований на тему вреда здоровью под углом портовой эпидемиологии в РФ не было. Нет унифицированных критериев оценки вреда, нет санкций. Нет стратегии компромисса.

 

  1. Открытая перевалка угля может быть безопасна для экологии.

Так утверждает стивидор, монополизировавший один из живописных приморских портов, соседствующий с курортной зоной и комплексом заповедников. Экологический вред пред-приятия категорически отрицается. На официальном уровне приводятся доказательства соответствия экологическим нормам. Более того, в знак особой экологической озабоченности стивидор показывает программу по выращиванию моллюсков и редких иглокожих. В то же время биологи фиксируют сильное заиливание угольной пылью основной бухты и прилегающих акваторий, запыление диких лесов. Разговоры о безопасности и безвредности пере-валки угля всегда в той или иной мере пропитаны цинизмом. Стерильных угольных портов, во всяком случае, в Приморском крае, не существует. Есть мнение, что при максимально строгой трактовке уже существующих экологических законов и их бескомпромиссном применении пыление угля можно прекратить за один день. Если бы не то базисное обстоятельство, что уголь – это один из основных экспортных продуктов современной России, запасов которого хватит еще более чем на сто лет.

 

  1. Лучшие примеры мировых открытых угольных терминалов доказывают, что и в Приморье можно вести перевалку угля таким же образом.

Это одна из самых распространенных идей, которая на первый взгляд звучит вполне разумно. Однако она не учитывает главного – географического отличия портов Приморского края от всех известных примеров относительно удачной угольной переработки в Европе, Америке, Азии и Австралии. Все образцовые угольные порты расположены в более теплых и влажных климатических зонах, без сухих и холодных зим и сильных ветров. Если бы приморские угольные терминалы работали только в теплое и влажное время года, то сопоставление было бы оправдано, и его результаты зависели бы от соответствия стивидорных технологий и трудовой дисциплины. В зимнее время в приморских условиях снижается эффективность мировой практики пылеподавления. Однако это не значит, что закрытые системы производства, такие как опрокидыватели вагонов и конвейерные погрузочные комплексы, а также водяные пушки, экраны и прочие средства подавления угольной пыли неэффективны. В тех терминалах, где максимально и добросовестно используются возможности современных технологий, уровень пыления ниже, чем там, где эти средства не работают. Это факт.

 

  1. Наличие современных технологических систем и оборудования – гарантия качества производства.

Обесценивание здравого смысла происходит здесь из-за бедности, вынуждающей экономить и обманывать публику, выдавая часть за целое или показывая красивые планы, которые систематически не выполняются. Например, водяные пушки. Они, во-первых, эффективны в теплый сезон, а, во-вторых, требуют дополнительных расходов по техническому обслуживанию и обеспечению водой. Поэтому некоторые стивидоры, показывая пушки общественности, включают их не всегда, а по необходимости - во время проверок и фотосессий. Другой тип жульничества - нарушение технологий погрузки на судно. Общеизвестно, что погрузка грейферами, которая сама по себе не идеальна как в экологическом, так и экономическом отношениях, грешит неаккуратностью. Вместо того, чтобы высыпать опасный груз в трюме судна, его «сеют» сверху, как быстрее. Но, даже если у компании есть прогрессивный, априори экологически безопасный - закрытый - перегрузочный комплекс, то и здесь фиксируются аналогичные нарушения. Вместо отгрузки внутрь трюма, иногда грузят более оперативно – на лету. Человеческий фактор (см. п. 7).

 

  1. Успешный угольный терминал – это залог благосостояния территории, на которой он работает. Чем выше объемы переработки угля в порту, тем больше отчислений получает местный бюджет.

Истинность этой важной концепции, которая окружает любое шумное и грязное производство и которая служит серьезным орудием в спорах и конфликтах, можно проверить, открыв данные о распределении налогов. Компании открыто отчитываются о своих налоговых отчислениях, но получить информацию о том, сколько из этих отчислений попало в локальный бюджет невозможно. Благотворный след растущих инвестиций и объемов перевалки трудно отыскать и в ежегодно дефицитном бюджете Приморского края. Более надежный способ – натурный эксперимент. К примеру, в одном из портов Приморья, монополизированных угольным концерном национального масштаба, за пару ударных пятилеток с ростом экспортной перевалки в миллионы тонн ежегодно, местное население получило детскую площадку и то наполовину построенную за счет краевого бюджета. Как признаются труженики морского транспорта, в портовом поселке нет ни гостиницы, ни столовой. Другой терминал с такими же миллионными оборотами, засыпавший пылью жилые кварталы и акваторию приморского города, в качестве моральной компенсации преподнес пострадавшим жителям дорожную технику - пылесос, который по бюрократическим причинам так и не вышел на улицы. Тем не менее, вклад в локальную экономику таких предприятий несомненен. Действительно в депрессивных с экономической точки зрения городах и поселениях края угольные терминалы являются для многих единственным источником заработка.

 

  1. Закрытый терминал дороже и опаснее, чем открытый.

Основная причина этого суждения заключается в отсутствии практики, - как технологической, так и административной. Открытые терминалы исторически понятны, а закрытые отпугивают возможными сложностями, начиная с расходов на проект, согласование и кончая строительством. Однако имеющиеся расчеты доказывают, что полностью закрытый терминал, позволяющий экономить на площадях и на расходах по содержанию подавляющих пыль сооружений и механизмов, сопоставим по цене с открытым терминалом. Что касается опасности, то она не имеет достаточной практической аргументации. Доказано, что взрывоопасные газы, как метан, в таких хранилищах не образуются. Угроза возгорания от нагревания и тления угля действительно существует, но ее можно предотвратить, благодаря уже испытанным техническим решениям. При климатических особенностях Приморья полностью закрытое производство было бы идеальным.

 

  1. Местные жители ничего не решают, поскольку не могут противостоять ни государству, ни крупным корпорациям.

Трудно преодолимая инерция крепостнически-советского образа мыслей, на практике все же преодолевается, и это дает основания для оптимизма и активной общественной деятельности. Для того, чтобы увидеть рост общественного влияния в политике, нужно рассмотреть историю не краткосрочную, а, взяв более широкие периоды. К примеру, в советское время любой даже очевидно экологически вредный проект был защищен тотальным подчинением воле руководства страны: Если строят, значит так надо. Начиная с перестройки, роль гражданского возмущения резко возросла, и, хотя это были стихийные интуитивные акции, власть уже не могла к ним не прислушиваться. Двадцать лет спустя, россияне стали более требовательными к тому, что имеет отношение к личному комфорту (начиная с квартир, авто, бытовой техники, одежды и кончая зарубежными поездками), более юридически подготовленными, уже привыкшими к особенностям судебной системы, более активными в отстаивании своих прав. И более разборчивыми в видах заработка. Дети угольных портовиков работать в таких условиях отнюдь не мечтают. В то же время выросла роль экологических организаций. Еще более существенно то, что качественно изменяется отношение к данной проблематике властей на всех уровнях, начиная с Кремля. Даже делая скидку на популизм, экологическая ориентация занимает одну из важных составляющих внутренней политики. Эти изменения – под давлением общественности - проявляются в совершенствовании законодательства, особенно в части соблюдения экологических норм, ужесточения санкций. Пусть не все законы работают идеально, тенденция перехода к лучшим международным стандартам ощутима. Можно со всеми основаниями предположить, что через двадцать лет новое поколение будет еще больше ценить уровень безопасности и комфорта условий работы, например, в порту, будет больше ценить уровень комфорта своего жизненного пространства и соответствующим образом рассматривать приоритеты его формирования, например, предпочитая порту пляж, и будет более активным участником и пользователем ежедневных политических взаимоотношений. Массовость изменений на микроуровнях приведет к новому качественному сдвигу в регулирующих отрасль порядках. Таким образом, прогнозируют эксперты, перевалка угля станет все более и более специализированной. Вероятно, количество угольных портов сократится. А все оставшиеся терминалы рано или поздно будут работать полностью закрытым способом.

Евгений ПАНКРАТЬЕВ

Опубликовано на Экологическом сайте Дальневосточного региона России 15.05.2017


На карте

Реквизиты

р/с 40702810500100000284
в ПАО «Дальневосточный банк»
г. Владивостока
к/с 30101810900000000705
БИК 040507705
ИНН 2536017088
КПП 253601001
ОГРН 1022501296223
ОКВЭД 74.14
ОКПО 01127004

Контакты

Адрес:
690091, г. Владивосток,
ул. Фонтанная, 40
Приёмная: (423) 240-17-64
Канцелярия: (423) 249-27-18
Факс: (423) 240-18-14
E-mail:
dniimf@gin.global-one.ru
dniimf@dniimf.ru